• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: подруга, у тя бреееееед! (список заголовков)
22:41 

"Катарсис". Часть Четвёртая. "Вот так всё обернулось, Дети"

...going to adopt me and sivilize me, and I can't stand it. I been there before.
Эпиграф:
Carpe diem (Я не помню, что это значит).

Долго ли, коротко ли, но собрался принц со свей невестой посетить королевство принцессы.
- Собственно, - спросила бы она, - а мне это надо?
Она бы спросила, но ей бы никто не дал ответа. Так вот. Собрался Данко со своим... кхем, Невестом (ну да, будет он безымянным, потому что в принципе во всей этой истории не играет особой роли, ну ладно, пусто его будут звать Новохудоносером). Новохудоносер был тощ, ягодист, худоносист и смазлив - всё таки, по канону, пассив обязан именно так выглядеть, кареглаз, черноволос и мускулист. Принц долго бился головой о стену, пытаясь придумать, что бы такого сделать для предстоящей поездки, так и додумался. Позвал своего Первого Советника по кличке Лолочер и повелел следующее:
- Так, ты перед королевой будешь играть роль меня, а я - твоего Первого Советника и Великого Полководца в одном лице, - таково было его предстазание, несмотря на то, что Лолочер выглядел на свой настоящий возраст - тридцать пять лет от рождества... кого-то. Но тот перечить не посмел - щас дам объяснение. Принц, точнее, король, добавил. - А то я тебя покараю.
Первому Советнику пришлось согласиться, хотя он бы в жёны предпочёл бы самого короля - статус же.
И вот, отправились они вместе втроём, не считая охраны, к Ганке. И очень удивились, когда охрана отказалась сходу пускать их во дворец: пришлось показывать паспорта да и вообще много чего доказывать пришлось. И вот, их, всех троих ведут в опочивальню её Величества, а тем временем, мадмуазель сидела и что-то подписывала в документах.
- Его Величество, Король Данко, с невестой и Первым Советником прибыли! - огласил слуга личного пользования и шепнул троим. - Ребят, вы вообще хреновое время выбрали для посещения, - и впустил их после чёткого выкрика королевы:
- Впустить, челядь!
Он ввёл их в её опочивальню, служившую ей также кабинетом, а сам удалился.
- Рады видеть Вас, Ваше Величество, в добром здравии! - рявкнули они в унисон, только "Невестун" промолчало. - Мы привезли Вам подарок, - настоящий Данко протянул ей свёрток чего-то.
Она посмотрела на них, как на говно, и, не особо на ком-то останавливая свой взгляд, королева промолвила:
- Унесите эту дрянь, - трое мужчин, не моргая, пялились на неё. - Что уставились? - не поднимая глаз, спросила она. - Если у вас нет нахаляву пятьдесят тысяч солдат армии, то можете проваливать, - они не двинулись с места. - А хрен с вами, сами справимся, - она закончила подписывать приказы и обратила свой взор на делегацию. Оценив внешность мужчин, она сказала, указывая на переодетого в женское платье слугу. - Ну-ка, поцелуй будущую супругу, - Лолочер смело шагнул к Новохудоносеру и запечатлел на его губах с ароматом лаванды поцелуй. - Конечно, это круто, что твою будущую супругу собирается сношать твой советник, Данко, - её глаза в упор глядели на короля, - но, всё же, мне бы хотелось увидеть настоящую страсть. И побыстрее, мы тут, как-никак, с соседями воюем, а не в игрушки играем, - а потом добавила. - И чего в этом такого постыдного, что ты на мужике женишься? Или ты думал, что я совсем дура?
Данко сначала посмотрел на Ганку, потом на Новохудоносера, вздохнул и засосал девку, как пылесос нужную вещь.
- Выходи за меня, - в лоб бросил он степлер и разбил окно.
Степлер попал по черепу местному конюху, которого звали просто Конюх.
- Придётся, пока ты ещё кого-нибудь не убил. А сейчас пойду выиграю войну.
Про себя она подумала: "Точно. Дура".
С другой стороны, в ближайшее время не особо был кто-то подходящий, с кем можно плодиться и размножаться, поэтому Данко повезло.

Собственно, Ганка войнушку выиграла; они с Данко поженились; она родила ему двоих беззубых близнецов, мальчика и девочку - и все были счастливы, особенно, Dead MoroZ, который в местной таверне перед тем, как отправилься по вентилляционным шахтам раздавать подарки, бухал пиво - детишки-то родились под Новый Год.

БЛАГОДАРНОСТИ: автор благодарит свой авитаминоз, который начался так кстати и закончился так некстати, отчасти, свою лень, потому что не дала понаписать хрени про войну. Автор - не Лев Николаевич - перебьётесь. Ну и спасибо, если прочитали и не загрустили.

Pы Sы: Всем мира, добра и хорошего настроения! А да, Гномы-таки откопали Гору. Подтверждено Белоснежкой.

@музыка: Все песни Voltaire

@настроение: Йа устало Х)

@темы: Подруга, у тя Бреееееед!

21:51 

"Катарсис". Часть Третья. "Или Что Выросло, то Выросло"

...going to adopt me and sivilize me, and I can't stand it. I been there before.
Осторожно! Нецензурная лексика, в простонародье - Мат.

Эпиграф:
По лесу шёл деловой Винни-Пух,
От пьянки с друзьями он сильно опух.
Очень закуска была хороша -
На сало пустили они Пятачка.

Мальчик рос-рос, не по дням, а по часам, и, опять же, годы шли. Нет, в его случае, они летели. Данко лишь сочувственно оставалось вздыхать самому себе и двигаться дальше в возрастной категории. Кстати говоря, выродиться в няшного, неимбецильного парня, принцу помогли спорт и книги. Конечно, дальше "Колобка" дело не слишком-то продвинулось, но физкультура укрепила дуло. Дулом в дупла сувал только так. В общем, молодой человек с детства рос натренированным бойцом армии, чтобы в будущем точно быть уверенным, что ежели из Ганки вымахает чудовище - чтоб оно было ему по плечу (хотя девка в дракона превращаться как-то не собиралась). Короче, как в сказке: юноша вырос сильным, смелым да пригожим. И умным. Ну, по сравнению со всеми остальными идиотами его королевства. Так, а теперь чуток о его метожительстве.
Страна обычная, со всеми временами года, которые вообще могут существовать. Жатва, как обычно, по весне, а осенью - "Вселенский полив" - это когда отходы всех неживых существ собираются воедино, как в морге, перемалываются, получившаяся кашица настаивается, а из полученной вязкой по консистенции сочной водицы выжимают через сито всё дерьмо, и опрыскивают землю с саженцами. Вонюче, однако урожай зимой собирают знатный. Ну и временами бывает сезон дождей. Пахнет серой. А так, вполне обычное государство. Естесственно принц жил во дворце у реки - ну а где же ещё? Дворец, правда, был сер - смесь гранита с известняком, кое-где проглядывали кирпич с песчанником. Такое вот массивненькое тринадцатибашненькое здание, чем-то Хогвартс напоминает.
Так вот, жил парень, не тужил, даже короновали его после смерти маменьки (похоже на кого-то). Как вдруг присылает ему письмо Людовег с одним единственным словом "Должог". И Данко начал суетиться - на Ганке жениться очень уж не хотелось, и он нашёл выход: призвал к себе ночью как-то раз совсем юного слугу, чмокнул в губки алые с язичком, и предложил осыпать золотом с макушки до пят, что аж погребальную колесницу можно построить, а всего-то за то, что тот сыграет, приодевшись, роль его наречённой. И клятвенно заверил юношу, что, прошу прощения, за хуй без надобности трогать не будет. Тот и согласился как и любая дама - последний пункт особенно найс.
В общем, разослали приглашения по всему свету - до Людвега дошло чуть ли не первым. Как и подабает истинному королю, папашка Ганки поржал и выслал в ответную портрет дочки (за Ганкой самый лучший художник в королевстве гонял, чтобы втихаря нарисовать, ну и нарисовал) с подписью: "Лох". И из-за того, что ему слишком было забавно, Людвег скоропостижно скончался, однако-таки успев хоть как-то объяснить принцу, ху из кто.
И в первый раз в жизни Данко подумал: "Я действительно лох".
И начал думать, что делать дальше, особенно после письма Ганки.

Ну вот, третья часть часть подошла к концу (маленькая вышла). В четвёртой пока не знаю, что будет, ну, знаю примерно. Нет, гномов не будет - они ушли Гору возвращать - копать придётся им долго. И нудно.

@музыка: Тимур Родригез в образе Нюши - Выше

@настроение: АЫ?

@темы: Подруга, у тя Бреееееед!

16:02 

"Катарсис". Часть Вторая. "А король-то - БаБа!"

...going to adopt me and sivilize me, and I can't stand it. I been there before.
Эпиграф: сла Саса по соссе, и сосала.

Долго ли, коротко ли, но время шло, дни сменялись годами, годы - веками, нет, до веков не дошло. Остановимся на годах. Ганка выросла. Да выросли все, кто десять лет назад был мал и без ума. Или с умом. В общем, настала пора полового созревания. И да, Ганка выросла. Это была уже не та девочка из первой части, о которой можно было почитать ранее. Это была юная особа двадцати одного года отроду. И да, она вымахала аж под метр семьдесят, научилассь сама заплетать длинные светлые волосы в косу, курносый носик уже умела сама мизинчиком чистить, и да, она-таки за годы недоедания постройнела на грани исхудания. Большие синие глаза так и остались большими - никуда сей достаток не денешь. А ещё она стала спортивной аж по самые пятки – могла и выжимать, и стирать, и сушить, и прясть. Но самым главным достоинством оказались зубы – они выросли (собственно, не зря она столько лет пила настойку, которую бодяжил для неё главный маг королевства по-имени Васясь – точнее, прозвище у него такое было – из мочегонного аппарата, для вкуса добавлял корицы с бежевым сахаром, о рецепте которого мало что известно – это были его собственные разработки). В общем, деваха удалась на славу.
Так вот, жила все эти месяца Ганка в лесу, одна одинёшенька, только изредка продукты доставляли из дворца, но приплода не было года так этак два. Враньё! Пять лет еды не было, ввиду чего пришлось ей освоить такое ремесло, как охота. А на досуге любила она прочесть что-нибудь про "Камасутру" под пивко (как-то ей довелось разжиться маленьким пивоваренным аппаратом и ячменем – спасибо, Васясь). Ну, нравились ей оттуда картинки. И раз за разом приходилось ей напоминать самой себе, что она – уже почти что замужняя дама. Именно в эти моменты её посещал дикий "фейспалм" - принца-то не видно было и не слышно. И да, приходилось ей и ему писать друг другу письма – ей – потому что должно, ему – потому что маменька заругает. Ну так вот. Жила она в лесу, в хижине, но не как Рапунцель какая-то, и, тем более, не Белоснежка со Спящей Красавицей и их подельниками, а как настоящая лесная ведьма. По факту, приходил к ней народ за обрядами, наговорами, заговорами, приворотами и отворотами – в общем, за ерундой. И приходилось ей наряжаться по статусу – страшно и жутко - в лохмотья и в мантии с капюшонами, ну ещё и рожу прикрывать. Народ поначалу пугался, но услугами пользовался, так как больше идти было не к кому – предыдущая скончалась семь лет назад от того, что её побили ни за что: наслала порчу на важную шишку вместо приворота, а это, по-видимому, каралось линчеванием в их почти вечнозелёном королевстве. Работа спорилась, хотя и была спорной.
В общем, всё шло хорошо вполне себе хорошо, пока…
Письмо пришло.
"Я женюсь на другой", - гласила единственная строчка.
- Слава яйцам, - вслух высказалась принцесса и, вскинув лук с колчаном хорошо заточенных стрел на плечо, покрытое выделанной кожей дикого быка, из которого был изготовлен её бронежилет, заткнув письмо за пояс, чтоб иногда порадоваться, отправилась за яствами. Вот тут-то её и схватили, точнее, не сразу, а когда дичь уже была поймана, и мамзелька присела под сень баобаба векового отдохнуть. – Какого хрена! - орала девка, когда сильные мужские руки тащили её в карету, и пыталась кого-нибудь пнуть, но не вышло, да и только ничего никто ей не объяснял.
Приехали они в замок, то есть, во дворец, Ганку тут же впихнули в баньку, помыли, приодели : голову украсили венком из алых роз, платье подобрали сатиновое в пол белоснежное, волосы распустили и завили, ну и в конце впихнули в тронный зал для запору. Она сделала пару "па", едва удержавшись на балетках, дабы не загреметь ни фейсом передним, ни мозгом задним, и услыхала:
- Принцесса здесь! Дорогу её Высочеству!
Народ перед ней расступился, и впереди, как электрический стул, замаячили неясные очертания костяного трона. Короля Людвега поблизости не было, а её хотят короновать навечно – просто, как трёшник.
- Нееееет! – протяжно завопила девица, почти бывшая принцессулька, и приготовилась уже драпать со всех пяток, но не тут-то было – стража оказалась ловчее – схватила её под белы локотки и силой усадила на седалище – не сбежать. – Да вы все с ума посходили! – крики Ганки продолжались и не собирались кончаться. – Я домой хочу, в лес!
Так и короновали её. А потом записали на приём к психотерапевту – как выяснилось, никому не нужна королева не в себе. И начались её весёленькие деньки по пребыванию у власти и, судя по всему, прекращаться не собирались. И тут она вспомнила про письмо прынца, того, который собрался жениться. И настрочила ответ: "Меня короновали", - хотя изначально написать хотелось следующее. - "Мне похрен".
В дальнейшем, как она понадеялась, от него не будет ни слуху, ни духу. А зря…

Ну это не конец ещё, я ещё буду мучить вас своим «Письменно-народным террорчеством».

Пы. Сы.: По-моему, вышло поскучнее, повменяеменее, так сказать. Но я ж на работе, как-никак, поэтому налёт чего-то должен быть.

@музыка: Елена Бушуева - Флибустьерская

@настроение: Да работаю я Х)

@темы: Подруга, у тя Бреееееед!

00:21 

«Катарсис». Часть Первая. «Маленькая принцесса».

...going to adopt me and sivilize me, and I can't stand it. I been there before.

В далёкой-далёкой стране, среди утопающей в вечнозелёных иголках пихтах и широколиственных берёзках с высокими и ровными, словно на подбор, кронами, в белокаменном мраморном дворце, жила-была принцесса Ганка, да настолько маленькая, что практически-то и незаметная.

- Позови-ка Ганку сюда! – бывало, рявкал её отец – король Людвег на её кормилицу Анастасью.

Бабка была очень и очень седой, да и, к тому же, глухой, что, однако, не мешало ей справляться практически прекрасно со всеми своими обязанностями.

- Что? Гадюку? – орала она в ответ. – Бабатеньки-светы! Да мы ж их всех уж изьвели-то давно! Чтоб Ганку не смели тревожить!

Король чертыхался, но старуху не увольнял – жалко ему было слепоглазую – как-никак семьдесят лет службы – тоже срок. Вообще, король был очень добрый, очень занудный и чрезвычайно по... обходительный. Ну и все, конечно, помнили, как «Лилипутень» (так ласково звали Ганку при тайных се...рьёзных совещаниях), будучи совсем мелкой, любила поиграть со змейкой.

- Узик! – улюлюкала она, и бежала за ядовитыми гадами – ужей в королевстве отродясь не было – предки по материнской линии Ганночки чрезвычайно любили мяско, а когда вся скотина в королевстве как-то лихим образом повымирала, не погнушались и змеиным.

Коротко: драпали змеи от дитяти только так – достаточно было мельком глянуть на неё, чтобы прослезиться – в прекрасном будущем замужество девке явно не светило, а горел пинок под глаз, не родись она принцессой.

- Да притащите мне Ганку! Узь кто-нибутить! – в настоящем времени заливался хрюком Людвег.

- Йа-а здезь, папиньга! – вылезая из под стола и выпячивая вперёд грудь, булькала Ганка – её присутствие сразу выдавали не прекращавшаяся с трёх лет икота и врождённое коверканье слов, как по словарю номер четыре великого мага-арифметика Котовася (никто, правда, не знал, где в ЭТОМ было имя, где фамилия, а где прозвище). Ну, да и речь, собственно, в данный момент не о нём. О принцессе.

- Стоирось! – закричал папундра девчушки, когда в зал влетела вся городская стража, дружно искавшая дочуру – ведь не искать её себе дороже – Людовег, проклятый старпёр, головы снесёт только так, не разбираясь. Но многие знали, лучше уж так, чем кара, которая настигнет. Да, чем именно та самая... Кара. И именно с большой
буквы. – А тё вы все припёрлись? – продолжило его Всеяднейшество. – За покинутый пост можно прям во весь задний пророст! – стража, судорожно переглянувшись, сглотнула, а, может, и наоборот. От сего прекрасного действа всех спасла принцесса, да и всем сразу в очередной раз стало понятно, откуда у неё проросли фефекты речи. Она смотрела на старика-короля и улыбалась своим беззубым ртом – то там что-то выпадет, то тут отвалится – романтика! И не в первый раз он заплакал, глядя на свою десятилетнюю дочь. – Йа-а хоцу, - начав говорить, он потянулся за вставной челюстью к банке из-под пиявок и, стряхнув их, вставил зубы себе в рот. Теперь он мог ораторствовать напрополую, то есть вменяемо и не без сарказма. – Дочь моя, - официозу не было конца-края; бескрайнего начала,
впрочем, тоже не было, - я решил, что ты обязательно должна пройти частную школу. Жизни, так сказать. А пока я познакомлю тебя со своим наречённым. То
есть, с твоим. Ввести в пленника!
– он откашлялся. – Ввести дорогого принца! – на ковёр из красной махеровой шерсти впихнули дитё на три года старше Ганки,
который, при виде её, залился холодными слезами. – Как звать? – рявкнул король.

Поборов весь ужас ситуации, мальчик ответил:

- Д-данко, - и сожрал собственные сопли с тихим на всю громкость харком «ня-а-а-а».

Юное дарование было черноволосым. Нет, черножопым и смуглолицым оно не было, зато было черноглазым, хотя и чуток тощеватым – в общем, хоть сейчас в модели. Если бы подучить паре манер хорошех и не очень, так вообще-б выросло это, как сейчас в народе зовётся, приживалка, то есть, альфонс. Ну и станет он статным и пригожим, конечно же. Наверное, вряд ли. Короче, станет.

- Когда вырастешь – женишься на ней? – спросил «Пердунь», указывая на Ганночку.

Данко пялился то на него, то на неё, открыв рот и не зная, что сказать: как-то в голове мысли сейчас не укладывались друг на друга как в мирное довоенное время – сейчас они бегали, пихались грудями, чреслами, попами, да и всем, что могло им попасться под руку, под ногу, под... Но в итоге перевес оказался на королевской стороне – его глаза ясно и чётко подсказывали ответ: «Женись, а то ближе к телу подрастёшь, и дома тебе не видать будет, как кое-чего другого и далее по тексту». Более подробной информации они, увы, не предполагали выдать, но и без того было страшно.

- Д-да, сэр, - выдавил из себя, как фарш мясорубка, слова принц.

- Вот и чудешненько, - челюсть чуть не вылетела изо рта Людовега, когда он хлопал в ладоши довольно, как лошадь. – Встретитесь через десять лет – женитесь. А пока двигайте отсюда – мне ещё мамке твоей, принц, надо письмецо накатать. Мы ж тебя нашли, спасли, пригрели, а не... – он хмыкнул и, жестом подозвав начальника стражи, отдал дальнейшие распоряжения в бумажном виде.


Принца отправили в гостевые покои ожидать семейный визит, а принцессу... Впрочем, это уже совсем другая история.


Пы-ссы. Короче, хренушки, а не конец – автор ещё как следует не поиздевался над героями.


Короче, это точно далеко не конец. Просто автору пока нечего делать - он пробует себя в новом жанре "Ерундопопись" со всеми протекающими последствиями. А название такое "сказочка" носит потому, что у автора авитаминоз. Так-то. Но зато автор поржал, когда писал сей бред под очень грустную песню Елены Бушуевой, потому что в будущем тоже грустно всё будет. Или весело. Автор пока не знает, но надеется, что читатели поржут или поплачут. К сей писанине автор также просит не относиться серьёзно - бреджо ж. А ну и мож нарисую чё пошленькое - будет иллюстрейшн, а то в голове-то одно, в реальности - другое, на бумаге - всё через одно место.


@музыка: Елена Бушуева - Письмо Принцу

@настроение: Ну ниняю, чёт скука.

@темы: Подруга, у тя Бреееееед!

Homeland

главная